Горная Башкирия. Из Уфы в Кагу.

Южный Урал — это целый затерянный мир, самобытная горная цивилизация, при этом доступная и безопасная для человека с равнины. И — очень древняя: наскальным рисункам Каповой пещеры в заповеднике Шульган-Таш не менее 14 000 лет.

Горная Башкирия была основной целью моей прошлой поездки сюда летом-2008, и тогда я написал о ней четыре поста: башкирские сёла, русская Кага, пейзажи гор, Шульган-Таш. Сейчас я решил эту серию немного перекомпоновать: в постах о Каге и Шульган-Таше я только заменил фотографии и чуть-чуть подправил текст, а вот две другие части смешаю и разделю по-новому: путь от Уфы до Каги и от Каги до Шульган-Таша, через горы и селения. Их сейчас и буду выкладывать, но два старых поста тоже советую прочитать — ведь там речь идет о ключевых пунктах.

Еще в Москве взвесив все варианты, я решил, что самый адекватный способ попасть на Шульган-Таш — купить тур, что я и сделал в уфимской фирме «Тенгри». Не прогадал — мало того, что сэкономил кучу сил, средств и времени, так еще и увидел много такого, о чём сам бы не догадался. Вообще, по-моему в «Тенгри», по крайней мере на местности, работают замечательные люди. Это оказалась не экскурсия, а именно поездка в горы — показывали много, рассказывали мало.  Из Уфы группа выехала на двух машинах: арендованной «Газели» городского маршрута и легковушке «Пежо» (далее — «Пыжик»). Я попал на первое сидение «Пыжика», сразу нашел общий язык с инструктором Радиком, и в общем ни один эпизод своих путешествий я не вспоминаю с таким удовольствием, как эту вылазку в горы.Первым пунктом стало Архангельское — село в 80км от Уфы с 5,6 тысячами населения, судя по названию основанное в эпоху Башкиро-мещеряцкого войска. Обычное такое село Речной Башкирии:Хотя если приглядеться, есть тут и своеобразная достопримечательность — вон та рощица на склоне:Если не увидели подвох, прилагаю скрин того же места из Google Earth:Из Архангельского уже видны горы:А через полчаса езды они становятся абсолютны. Пейзаж делается другим — диким и чуждым. В основном Южный Урал выглядит так — покатые вершины, покрытые липовым лесом. Но он огромен — лабиринт этих хребтов простирается на двести километров. Между хребтами зажаты деревеньки, а в речных долинах есть и целые сёла, которые мы еще увидим. А кое-где видны столбы железной дороги Уфа — Магнитогорск.Дороги здесь пугающе извилистые, узкие и разбитые. Жаль, что в 2008 году я еще не выработал привычку фотографировать всё и даже на ходу — наснимал бы много жутковатых поворотов. Ездят здесь со скоростями 120-140 км/ч, причём по словам Радика — даже в туман. Поэтому, несмотря на разбитый асфальт, на дорогах Горной Башкирии в отличном состоянии разметка. И всё-таки тут опасно — дважды я видел фуры в кюветах. Самые опасные места на дорогах — сёла, так как на проезжей части зачастую стоят стада. Столкновение с лошадью на скорости 120км/ч, да еще и у края обрыва, смертельно не только для лошади.«Пыжик» постоянно обгонял «Газель» и периодически приходилось её ждать. Радик, знавший горы вдоль и поперёк, останавливался в самых красивых местах. Например, на безымянной смотровой площадке немного не доезжая посёлка Инзер:Точнее — на перевале через хребет Зильмердак. Окружающие вершины имеют высоту около 800 метров над уровнем моря, а вдоль горизонта протянулись хребты Белянгуш (пониже и поближе) и Нары (подальше). Высоты первого — 900-1000м, второго — 1200-1400 метров. Отсюда до этих хребтов порядка 30-40 километров. Правее могла бы быть гора Большой Ямантау, высшая точка Южного Урала (1640м), но ее закрывает ближайшая вершина.Меня всегда поражала нереальная синева Уральских гор. Такой же синий разве что Горный Крым — но он нависает над морем. Еще удивительнее, что нигде в старой топонимике, что русской, что тюркской, на эту синеву нет намёков. Синегорье (так называют север Челябинской области) — термин куда более новый. К тому же, на Урале довольно тусклое небо. В общем, мне кажется, дело в заводах, из-за которых горы постоянно укутаны дымкой.А еще именно Южный Урал является Уралом в первую очередь. То, что дальше на север, имеет русское название Камень или Каменный пояс. Дело в том, что «Урал-батыр» — это башкирский эпос, имеющий, кстати, немало параллелей с Библией и Кораном (вот что значит жить на границе Великой Степи!). Урал — имя легендарного батыра (богатыря). Правильнее говорить даже не Уральские, а Ураловы горы.Усмангали (или Усмангалеево) — типичное башкирское селение чуть дальше этой площадки:Запомнившееся мне в первую очередь «костёлообразной» мечетью — как уже говорилось, я видел такие только в Башкирии:Проехав довольно крупный, но невзрачный поселок Инзер в широкой степной долине (опять же, сейчас бы сфотографировал, а тогда…), мы выехали к горе Малый Ямантау, восхождение на которой было главным пунктом программы первого дня.На карте высота Малого Ямантау обозначена 976 метров, а по словам инструкторов — 1211 метров. Кому верить, я не знаю, но над окрестными хребтами гора действительно выделяется. Само название с башкирского переводится как Злая гора, о происхождении есть много версий. Вершина снизу и правда смотрелась недобро. Тем более мне — ни разу до этого я не ходил в горы:Нет, в общем-то ничего сложного — никакой квалификации для этого восхождения не требуется, по сути обычная прогулка по лесу. Весь поход — 3-4 часа. Сначала шли вдоль высоковольтки, а затем углубились в лес. Башкирия славится своими липовыми лесами (около 30% липовых лесов России), порождающими как знаменитый башкирский мёд, так и мышиную лихорадку — заразу не менее опасную, чем энцефалит. Клещи тут, кстати, тоже есть…Но тёплый липовый лес с обильным подлеском очень красив. Меня впечатлило еще и обилие грибов:Между тем, склон делался всё круче, воздух всё более душным и влажным, а никаких признаков вершины заметно не было. Думаю, по облакам над Инзерской площадкой уже можно было убедиться — надвигается гроза. В какой-то момент мы остановились передохнуть, и я как наименее опытный в сердцах выдал: «Хоть бы дождь уже пошёл поскорее!». Что ж, Урал вообще меня любит, поэтому шум капель послышался в ту же секунду!Сначала все этому обрадовались, но чуть позже поняли, что напрасно. К вершине вела «каменная река», а лило сверху как из ведра. Промокнуть до нитки — полбеды, а вот лезть дальше по мокрым глыбам — куда хуже.Здесь можно оценить их размер:И в общем, самой вершины мы не достигли, остановившись на маленькой площадке у подножья скал:Дождь прекратился ненадолго — через несколько секунд мы увидели, как он надвигается на нас, поглощая хребты:В общем, надо было спускаться, что оказалось даже сложнее.Дождь опять перестал. Идем вниз вдоль высоковольтки:Стоило было спуститься, как небо окончательно прояснилось:Поехали дальше, и уже не помню где завернули на Серебряный ключ — один из сотен чистых и священных родников, разбросанных по горам и предгорьям. Особенно известен Красный Ключ, считающийся вторым по дебиту (14 кубометров в секунду) родником в мире — может быть, когда-нибудь доберусь и до него. Здесь всё скромно — но чтимо:Едем дальше. Я, до нитки мокрый, порядком замёрз и начинал понемногу ругаться.  Горы становятся все выше и выше — уже не редкость скалистые вершины. Жаль, что я так и не увидел Большой Ямантау — сейчас эта гора стала гораздо более «злой» и загадочной, чем 30 лет назад — с 1980-х годов у ее подножья стоит секретный город Межгорье, к которому ведёт железная дорога. Слухов о том, чем занимаются военные в глуши башкирских гор было немало — вплоть до «разработка и утилизация бактериологического оружия». Сейчас уже известно, что на самом деле внутри Ямантау строится гигантский бункер, способный вместить несколько десятков тысяч человек. Опять же по легенде — соединен с Кремлём линией метро. В народе говорят — убежище клептократов, которым в случае ядерной войны на народ наплевать. А может быть — подземный командный пункт? В любом случае, не мне это знать.С трассы Уфа — Магнитогорск мы свернули буквально в 10 километрах от Белорецка. В этот очень колоритный город я добрался лишь спустя три года, в этом марте. Летом же по пути и туда, и обратно пролетел мимо. Дорога на юг хоть и глухая, но тоже транзитная — из Белорецка в Стерлитамак. Здесь подряд расположены целых три очень красивых села.Первое — Узян:В башкирских горах затеряно и несколько русских селений. Какие-то основали беглые староверы, но в первую очередь русские сюда попали при строительстве Демидовских заводов. Точнее, экспансию сюда вели не только Демидовы — но так уж повелось, что все старые заводы тут «демидовские». Всего было основано 9 заводов, и Узян — в прошлом один из них. Завода давно уже нет — но сохранился его пруд:На холме самодельная церковь — «дом с главкой». Таким же образом устроено большинство татарских и башкирских мечетей:Еще через несколько километров — Кагарманово, ныне маленькое село, известное как «столица» башкирского племени тамьян:Одно из Семи племен (союз которых по легенде консолидировался в башкирский народ, хотя на самом деле племен были десятки), тамьяне в прошлом были настоящими горцами. Их священным животным был волк, и в общем тамьяне исторически были хозяевами Горной Башкирии. Не случайно на их земле вырос Белорецк — единственный город в горах.Кагарманово же превратилось в почётную «бывшую столицу» — маленькое (человек 300) село, но едва ли не самое ухоженное и светлое в Горной Башкирии:Мне очень понравились цветастые башкирские избы:И только разбирая фотографии я обнаружил, что в Кагарманово совершенно потрясающие наличники. Такого узора я не видел больше нигде — вероятно, это что-то сугубо тамьянское. А я в 2008 году был куда менее наблюдательным…На холме — маленькая самодельная мечеть:А в роще в центре села похоронен Шагали Шакман:Шакман вместе с еще двумя старейшинами других племен в 1557 году возглавлял посольство к русскому царю с просьбой принять башкирские племена в подданство. Причины на то у него были: в Казанском ханстве башкиры были на положении людей второго сорта, а с востока на Башкирию нападали более свирепые ногайцы. Когда Иван Грозный уничтожил татарские государства, башкиры во-первых были ему за это благодарны, а во-вторых, им нужна была защита. России же был нужен противовес покоренным татарам. Собственно, союз России с башкирами изначально был просто взаимовыгодным сотрудничеством. Позже ногайская угроза были ликвидирована, а Романовы стали нарушать условия договора — начались башкирские восстания.Сам же Шагали Шакман всегда был в тени Салавата Юлаева — даже кирпичное надгробие построили в середине 2000-х, когда Муртаза Рахимов стал бояться потерять даже имеющуюся власть и начал линию «Навеки с Россией!».

 

От Кагарманово всего 8 километров до Каги — еще одного русского села, выросшего из Демидовского завода:

Здесь и находится турбаза «Тенгри», где мне предстояло провести еще две ночи до и после вылазки на Шульган-Таш. Там нас ждал обед и двухэтажные комнаты, для пребывания в которых я из Москвы вёз спальник (хотя и здесь тоже выдают). Интересно, что в группе были люди из разных мест — компания из Подмосковья, семья из Пензы, женщиной с дочерью из городка Полевской (Свердловская область), очень симпатичные девушки из Уфы и опять же московский парень, всю поездку пытавшийся их закадрить. Вообще, на базе было весело — тем более постоянно то конники придут, то сплавщики, то еще кто…В общем, дальше советую прочитать или хотя бы просто посмотреть пост а Каге которому я обновил фотографии. Кага показалась мне самым живописным горным селением Башкирии, и за три неполных дня я изучил её довольно подробно.

 

This entry was posted in Статьи и отчеты. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *