Зимний Тирлян.

В Каге я был летом, в Тирлян добрался зимой. Оба эти села, как мне показалось, самые живописные в Горной Башкирии.Вообще, стоящий почти в тупике дороги (дальше лишь пара селений) Тирлян показался мне одним из самых сюрреалистических и красивых мест, что я видел. Не зря есть легенда, что название ему дали немецкие инженеры, пораженные глушью этих мест: Tier Land — Звериный край.На первый взгляд добраться в Тирлян — задача нетривиальная. В расписании указаны два рейса, а фактически один — в 12:10, так как второй (около 6 вечера) идет в один конец. Спешу обрадовать — рейс в середине дня теперь тоже не ходит. То есть, автобусом в Тирлян прибыть можно только поздно вечером, а уехать назад — только рано утром. До села 30 километров. Официальное такси («Класс») — 350 рублей в один конец, а сколько неофициальное — даже не знаю.На самом деле, как говорится, »места надо знать». Тирлян — довольно крупное (5,6 тыс. жителей) село, и вся его связь с Белорецком держится на частном извозе. Если от площади Металлургов пойти пешеходной улицей на север (то есть перпендикулярно «воротам»), на первом же перекрестке, напротив школы №1, можно обнаружить легковушки, держурящие на обочине. Опознавательных знаков у них нет, стартуют по заполнению, берут 60 рублей. В Тирляне же дежурят на главной улице близ вот этого здания, опять же напротив школы:Тирлян — это настоящая, образцовая глушь. Белейший снег, лазурнейшее небо, долгие взгляды, остановившееся время:Нет, есть места и глуше, конечно, тем более что в Тирляне в последнее время появляются кемпинги, а жители Магнитогорска всё активнее устраивают себе здесь дачи. Но всё-таки в Тирляне глухомань дополнена стариной и неповторимой атмосферой.Дома и улицы, избы и купеческие лавки:На домах порой отличная резьба:Но делать кружева из подручных материалов здесь умеет не только человек:Но самое главное — горы. Нависают над избами:Замыкают перспективы улиц:Есть здесь и триптих общественных зданий, все деревянные. Дом Культуры начинал строиться как церковь, а при Советах получил еще и фасад в редком стиле деревянного конструктивизма:Мечеть «Нурмухаммед Михаллы»:И две не заснятых мной церкви. Всё это я отснял в паре кварталов между «автовокзалом» и плотиной, а вообще деревянных шедевров в поселки немало. Между тем, на речке и сердце города — заброшенный Тирлянский металлургический завод:Выше по склону — заводоуправление, внизу развалины кузнечного цеха. Завод основала в 1803 году Дарья Пашкова (Мясникова), родителям которой принадлежал Белорецкий завод. Последний в 1759-1767 годах тоже стоял на этом месте, но был перенесен ниже по течению. Тирлян же изначально был вспомогательным предприятием. В 1870-е годы, как и весь горный округ, он был куплен фирмой «Вогау и Ко», модернизацией занимались немцы, а с новым оборудованием по контракту работали шведы. По данным kuznesov-ru, в нынешнем Тирляне из 5,6 тыс. населения около 200 человек с шведскими фамилиями типа Ларсон или Квист.В советское время завод славился «динамкой» — сверхтонким железом для электронной промышленности, но конец наступил в 1994 году. Тогда прорвало плотину, затопило цеха, и начальство почему-то решило, что завод выгоднее разобрать, чем восстанавливать. Сказано — сделано: предприятие пошло на камень и металлолом. Позже посёлок хотя бы получил взамен относительно современную больницу (белое здание на кадре выше), и всё же когда у её ворот пожилой рабочий рассказывал мне всё это, показывая «Здесь стояла подстанция, там стоял прокатный цех, здесь была бытовка, мылись там после смену….» — слушать эту историю было очень тяжело. Но удивительно другое: можно ли по кадрам с домами и улицами догадаться, что речь идёт об утратившем градообразующее предприятие моногороде?А еще среди развалин завода чудом уцелело Колесо:Его диаметр — 12 метров, вес — около 100 тонн, оно было приводом прокатного стана. Некогда на заводе крутились три таких колеса, но оставили одно. Как памятник — и это уже немало.За заводом — плотина, которую в 1996-97 годах всё-таки пришлось отстроить.За плотиной — пруд, а за прудом горы. Западнее Тирляна проходит хребет с высотами 800-1000м.С плотины хорошие виды. Поселок и нависающая над ним зубчатая гора Марюткин камень (1028):Руины завода и двор больницы:Речка Тирлян, в нескольких километрах отсюда впадающая в Белую:И снова горы — правда, этот кадр снят уже не с плотины:Уже упомянутый Марюткин камень — абсолютная доминанта тирлянского пейзажа:Судовая гора (895м), очертаниями напоминающая льва или сфинкса. Tierberg in Tierland.Понимаю, что кадры друг друга почти дублируют, но… Очень уж красиво здесь! Между Судовой горой и снежным яром — долина реки Тирлян:На восточном берегу есть и вот такое чуднОе место — в народе его называют Тоннель:Узкое ущелье в невысокое скале, напоминающее улочку:И неестественно ровные склоны:По традиции украшенные наскальными изображениями явно мистического характера:Это не чудо природы, а уцелевший фрагмент Белорецкой узкоколейки — разветвленная системы железных дорог, построенных в 1910-15 годах «Вогау и Ко» для связи Белорецких заводов и вывоза их продукции во внешний мир. Дорога вела на север, к Транссибирской магистрали, и представляла собой единственный путь туда. Ныне на обычном транспорте доехать из Белорецка в, например, Юрюзань или Катав-Ивановск можно только в обход, через Уфу или Учалы. Узкоколейку закрыли и быстренько разобрали в 2007 году, аккурат перед 95-летием первого прошедшего по ней поезда (1912). Не осталось уже ни рельсов, ни деревянных станций — только вот этот «тоннель» (точнее, проход) да памятник в Белорецке. Ну и может какие-то следы в тайге. До чего же типичная история! Карниз, по которому когда-то ходили поезда:Вдалеке — детский лагерь:Вид с карниза:Вдалеке — огромная гора с безлесной вершиной, которую я сначала принял за Ямантау (1640м, высшая точка Южного Урала), но по карте пришел к выводу, что это гора Кумардак (1333м) в 30км от поселка.Вообще, окрестности Тирляна очень богата природными красотами. Особенно известен хребет Инзерские Зубчатки, вполне оправдывающий своё название. Край за ближним к поселку хребтом так иногда и называют — Затирлянье. С окрестных гор прекрасно видны две самые высокие и известные вершины Южного Урала — Ямантау на западе и Иремель (1582) на севере. А сам посёлок совершенно не выглядит умирающим. Глухим — да, бедным — да, но всё-таки живым.Следующие две части будут опять же дорожно-пейзажными: горы и степи Зауральской Башкирии летом и зимой.

 

This entry was posted in Статьи и отчеты. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *