Центральные хребты.

Гидроним Зюраткуль в переводе значит «Сердце-озеро». Правда, «сердце» по-башкирски йурэк, а не зюрат, но известно, что в некоторых башкирских и татарских диалектах вместо начального «и» (ю==йу) употребляется особый звук типа мягкого «жь» или «джь», который обычно передается русским «з». Трудная для произношения группа согласных «кк» (Зюрак-куль) изменилась в «тк» (Зюраткуль). В одном исследовании по геологии этого района (1901 г.) и гора и озеро еще называются Зюраккуль. На карте 1800 г. озеро именуется Зюряк. В записи топонимической экспедиции название озера — Йурэккул.

Остается добавить, что по своей форме озеро Зюраткуль напоминает сердце и что сравнения такого рода в топонимии широко распространены: в Башкирии есть Юрак-Тау — «Сердце-гора» близ Стерлитамака и Юрак-Таш — «Сердце-камень» (скала) на хребте Большой Шатак, а в мансийской топонимии Синтур (из Симтур) — «Сердце-озеро» и Сим-Сяхыл — «Сердце-гора».

Более или менее точно можно определить и время переноса названия озера на гору: в «Горном журнале» за 1835 и 1837 гг. уже упоминается гора Зюраткуль.

Что же тогда остается решить? Важны свидетельства XVIII в. В. Н. Татищев упоминает Ярак Тау (Гора Сердца), на верху которой имеется озеро. П. С. Паллас пишет о горе Юрак-Тау (Сердце-Гора) по реке Большая Сатка, получившей название «по причине возвысившейся тупой верхушки, которая совсем гола и камениста». В этом случае, конечно, имеется в виду гора Круглая Шишка. Примерно то же находим у И. И. Лепехина, (который рассказывает о горе Жюряк Таш (Гора Сердце), находящейся в 30 верстах от хребта Уранги, что она так прозвана «по круглому холму, посредине хребта находящемуся».

Эти свидетельства подсказывают другие решения: или первично название горы (Йурэк-Тау), или название горы и озера (Иурэккул) с самого начала сосуществовали

В общем, здесь еще есть над чем подумать

Маскаль, хребет, примыкающий с ЮЗ к озеру Зюраткуль (1029 м). В источниках XIX в — Маткаль, на более поздних картах — Машкаль или Москаль, видимо, не без влияния просторечного русского москаль — «москвич» (по-башкирски мэскэуле), однако местное русское население называет этот хребет Маскаль.

Краевед В. Чернецов считает, что этот ороним в переводе с башкирского и татарского языков означает «Ведьмина гора» («Саткинский рабочий», 1979 г., 4 октября) и указывает, что еще в XVIII в. на Маскале стояли деревянные идолы, которым поклонялись башкиры. Это толкование может быть принято, так как в башкирском языке действительно есть слово мэскэй — «ведьма», форма обладания мэскэйле — «с ведьмами», а в башкирской топонимии Кувандыкского района Оренбургской области засвидетельствовано название горы Мэскэй — «Ведьма».

Северная часть хребта называется горой Буланиха (см. Буландиха) или Малый Маскаль.

Сука, два хребта в междуречье Малой Сатки и Юрюзани-Большая Сука и Малая Сука. В 12 км к 3 от озера Зюраткуль находится Малая Сука, к ЮЗ от нее — Большая Сука (1194 м). П. С. Паллас в XVIII в. засвидетельствовал название в формах Сука, Сукатау.

Есть три этимологии: 1) от татарского сука, башкирского hука — «соха», как предлагает А. Г. Бессонов (если на хребет смотреть издали и сбоку, то в нем можно усмотреть отдаленное сходство с сохой), т. е. перед нами метафора; 2) от башкирского сукы — «сопка», «пик» (письменное сообщение Р. 3. Шакурова); 3) от башкирского сыуык (суук) — «холодный» (В. Чернецов, Н. И. Шувалов). Недостаток первой этимологии в том, что тюркское слово заимствовано из русского языка, следовательно, приходится допустить, что тюркское название хребта возникло сравнительно недавно, а это удивляет. Уязвимость второй этимологии в том, что Сука — два хребта, а не отдельная сопка. Поэтому, если тюркская форма Суук (Сыуык) достоверна, предпочтение надо отдать третьей версии, правда, с той оговоркой, что это татарский или татаризированный топоним (ср. татарское суык — «холодный» и башкирское hыуык с тем же значением).

Кургашка, гора к 3 от хребта Большая Сука. От башкирского кургаш — «свинец». Название засвидетельствовано в русской форме с суффиксом «ка». Топонимы Кургаш, Кургашлы, Кургашты обыкновенны в Башкирии.

Уван, две горы в верховье реки Малая Сатка, примыкающие с ЮВ к хребту Большая Сука. Большой Уван (1222 м) находится севернее. Малый Уван- южнее. Как и Сука, находятся в той части Челябинской области, где нет коренного башкирского населения, поэтому топонимическая экспедиция смогла записать этот бесспорно тюркский по происхождению ороним только у русских.

С некоторым риском можно сопоставить с башкирским уба — «холм», «курган». Горы Большой Уван и Малый Уван представляют собой отдельные вершины, лишь примыкающие к хребту Большая Сука и вполне могут восприниматься как отдельные большие холмы. Башкирское «б» передано как «в», поскольку известно, что между гласными звонкий смычный «б» в башкирском языке приближается по звучанию к губному «в» (русский звук «в» — губно-зубной) и что в некоторых говорах башкирского языка «б» переходит в «в» и «у». Уже в русском языке могло появиться конечное «н», например, под влиянием широко распространенного на Южном Урале диалектизма шихан — «высокая конусообразная гора».

По Н. И. Шувалову, от названия башкирской родовой группы уван, входившей в состав племени катай В книге Р. Г. Кузеева «Происхождение башкирского народа» действительно упоминается близкое по звучанию название родовой группы уваныш, но эта группа отнесена не к катайцам, а к тюркизированным финно уграм.

Нургуш, хребет между озером Зюраткуль и рекой Юрюзань у села Тюлюк. Поперечная долина делит его на две части: северную — Большой Нургуш и южную — Малый Нургуш. Наиболее высокая вершина (1406 м) находится в северной части хребта. Местное башкирское население связывает с нур — «луч», «сияние» и кош — «птица» (в сложных словах также гош, см. Белягуш), то есть в переводе «Лучезарная птица». Перед нами или роскошная метафора, или народная этимология, при помощи которой осваивается какое-то древнее, может быть, добашкирское название.

Зигальга, один из самых высоких и красивых хребтов Южного Урала, находящийся на левобережье Юрюзани, между хребтами Нургуш и Нары. Длина — более 40 км.

Зигальга была хорошо известна уже русским исследователям XVIII в., которые засвидетельствовали это название в формах Джигалга (В. Н. Татищев), Джигалгя или Джигала (П. И. Рычков), Егалга, Джигалга, Джигальга (П. С. Паллас), Джигальга (И. И. Лепехин), Джигалга (И. П. Фальк), Джигялга (И. Г. Георги), при этом Татищев и Рычков подчеркивали, что на Зигальге (как и на Ямантау) всегда лежит снег, а Паллас указывал, что на ней (опять-таки как и на Ямантау) живут олени. Георги замечает еще, что название Джигялга относится к самой высокой части хребта, имея, очевидно, в виду безлесную горно-тундровую зону с долго лежащими снегами. В «Материалах по истории Башкирии», относящихся к XVIII в., хребет назван Югалга, Зигалга, Зягалга.

Башкиры называют Зигальгу — Егэлгэ, что вполне согласуется с формой Егалга, приведенной Палласом, но не дают объяснения названию. Проникший в русский язык вариант Зигальга испытал воздействие со стороны татарского языка.

Трудно даже предполагать, что может значить это весьма загадочное название, возможно добашкирское. Во всяком случае, авторы «Словаря топонимов Башкирской АССР», приводя другое название этого хребта — Зэнггэрге, сравнивают его с иранским зангар — «большая скала», хотя и в башкирском языке есть слово зэнггэр со значением «голубой», «синий». Интересно в связи с этим слово йелга, йилга — «летнее высокогорное пастбище», «место летовья», зафиксированное в иранских языках Таджикистана.

На хребте много островершинных гор и скал. Наиболее значительные вершины: в северной части хребта — Поперечная-1389 м, в центральной — Мерзлый Утес, или Мерзлая-1237 м, в южной — гора Большой Шолом (см.) — 1425 м.

Юго-восточные отроги Зигальги имеют яркие метафорические названия — Большой Пасынок и Малый Пасынок.

Местное русское население рассказывает, что на горе Мерзлый Утес очень долго лежит снег и что там однажды заблудилась и замерзла восемнадцатилетняя девушка, однако в 50-60-х годах текущего столетия снега на Зигальге уже в июле не было.

Большой Шолом, самая высокая гора на хребте Зигальга, находящаяся на крайней юго-западной оконечности хребта, третья по высоте (после Яман-Тау и Иремеля) гора Южного Урала- 1425 м.

Название Большой Шолом дано этой высокой куполообразной горе русскими переселенцами — рабочими южноуральских заводов, скорее всего белорецких. Древнерусское слово шелом — «шлем» со временем стало обозначать также «холм», «бугор». В топонимии русского Севера находим не одно Шеломя: так называются деревни, расположенные на холмах. Во многих русских говорах и сейчас есть слово шолом — «холм», «бугор». Именно это слово закрепилось и в названии самой высокой вершины Зигальги, но с вполне обоснованной добавкой, указывающей на величину, — Большой Шолом.

Нары (башкирское Нэре), хребет в междуречье Малого Инзера и Тюльменя к ЮЗ от Зигальги. Длина-45 км, максимальная высота-1328 м. Одна из высоких вершин в северной части хребта за характерную форму получила название Копешка.

На почве башкирского языка название удовлетворительно не объясняется, поэтому его сравнивали с мансийским Нёр — «каменистая вершина», «Урал» и даже с загадочными Норосскими горами греческого географа Птолемея. Второе предположение — из области фантастики, первое — нуждается в дополнительной аргументации.

Более интересно сравнение с финно-угорским корнем, отраженным в коми ныр, марийском нер, мордовском нерь, нярь, саамском ниэрра — «нос»: известно, что слово со значением «нос» в самых различных языках употребляется и в смысле «мыс», «горный отрог». Хребет Нары, находящийся между долинами двух рек, из-за своего окраинного положения (по отношению к наиболее высоким хребтам Южного Урала) вполне может рассматриваться как такой отрог (ср. Саледы на Приполярном Урале).

Русское население связывает название хребта со словом нора, но это явная народная этимология.

Байрамгул, хребет на правобережье реки Тюльмень к СЗ от хребта Нары. От тюркского имени Байрамгул, в основе которого слово байрам — «праздник».

Белягуш, хребет на правобережье Инзера к 3 от южной оконечности хребта Нары. Вторую часть названия «гуш» (в местном произношении гош) башкиры довольно часто связывают со словом кош — «птица», которое а сложных словах выступает и в форме «гош» (ср. байгош — «неясыть», карагош — «стервятник»). Первая часть названия обыкновенно остается без толкования, только в одном случае было сказано, что здесь скрыто слово бил — «поясница» и переводить надо «Птица с поясницей». Все это, конечно, очень походит на народную этимологию. Интересно совпадение основ в двух неясных оронимах — Белягуш и Белятур.

Калты, хребет, идущий между Белягушем и рекой Тюльмень в меридиональном направлении. Местные жители переводят на русский язык «Остался», «Осталась», «Осталось» (башкирское калыу — «остаться»), при этом рассказываются различные легенды об убежавшей невесте (остался жених, обычно старик), умершем муже (осталась жена), покинутом поселении (осталось место) и т. п.

Яман-Тау, гора к ЮЗ от хребта Нары на правом берегу реки Малый Инзер в 10 км выше места слияния Большого и Малого Инзера. На картах и в справочниках обычно — гора Малый Яман-Тау (в отличие от Яман-Тау в вершине реки Большой Инзер — наиболее значительной вершины Южного Урала). В переводе с башкирского языка — «Плохая гора», «Дурная гора».

This entry was posted in Топонимика. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *