Северо-восточные хребты Южного Урала.

Беркут, гора в верховьях Уфы (20 км к ЮЗ от Кыштыма). В башкирском языке бюркют — «орел», в татарском -бюркет- «беркут», «орел», однако это название невозможно с полной уверенностью относить к тюркским оронимам, поскольку в русском языке есть слово беркут — «вид орла» (заимствованное из тюркских источников), а в русской оронимии обычны названия типа Сокол (Балабан).

Безусловно русским является название Беркутова гора (Беркутская гора) близ Миасса. Напротив, явно башкирским следует считать ороним Беркут-Тау в западных отрогах хребта Ирендык (юго-восточная Башкирия). И опять-таки загадочно наименование горы Беркут на ВЮВ от Верхнеуральска — оно может быть как тюркским, так и русским.

Юрма, гора (1002 м) между истоками рек Уфа и Куса в 15 км к 3 от города Карабаш.

Широко распространен взгляд, что в переводе с башкирского (татарского) языка ороним Юрма означает «Не ходи!», так как склоны горы круты и труднопроходимы из-за густого леса. Это толкование впервые приведено в «Горном журнале», 1825, № 5. Геолог И. В. Мушкетов красочно рисует трудности работы в районе Юрмы: «По юго-западному гранитному склону Юрмы мы опустились в лесистую и болотистую долину, отделяющую Юрму от Таганая. Трудно представить себе ту глушь, какая встретила нас в этом месте. Едва проходимые леса, бездонные болота с грудами осыпей из остроугольных валунов и с целыми кострами валежника, часто совершенно истлевшего и носящего свежие следы медведя, топи, обманчиво прикрытые мохом,- вот все, что находит наблюдатель в этой пустыне».

В башкирском и татарском языках действительно есть и глагол с основой «йур» — «ходить» и «ма» — суффикс отрицания, который употребляется в глагольных формах. Поэтому толкование «Не ходи!» не лишено оснований. К тому же и местное население придерживается этого объяснения.

Ср., однако, башкирское диалектное йурмэ — «дремучий лес», зафиксированное в миасском говоре башкирского языка.

Карабаш, гора на восточной окраине города Карабаш в 5 км к 3 от северного конца Ильменских гор. Иногда горами Карабаш или Карабашскими именуют весь горный кряж, идущий в меридиональном направлении восточнее города Карабаша, и даже все горы между хребтом Юрма и долиной Миасса.

Первично название горы, которое в переводе с башкирского и татарского языков значит «Черная вершина», или «Черная голова» (кара — «черный», баш — «голова», «вершина»). Надо думать, что название Карабаш — метафора, возникшая на основе сходства горы с темной башкирской шапкой или головой в шапке.

Ороним Карабаш (Кара-Баш, Карабашские горы) регулярно встречается в источниках XIX- начала XX в., однако позднее гора Карабаш обычно именуется Золотой горой (по месторождению золота).

Ильменские горы, или Ильменский хребет (иногда Ильмени, Ильмены), хребет на правом (восточном) берегу реки Миасс, идущий с ССВ на ЮЮЗ между городами Карабаш и Миасс. В самой южной части хребта возвышается наиболее значительная вершина — гора Ильмен-Тау (753 м). Южнее хребта находится озеро Ильменское (иначе-Ильмень). В этом районе с 1920 г. существует знаменитый Ильменский заповедник.

В основе название озера, но путь слова очень извилист. По мнению И. Г. Добродомова, греческое лимэн — «гавань» проникло в русский язык в формах лимень, лиман, ильмень, получив ряд новых значений («залив», «озеро», «разлив реки», «старица»). При этом новые значения возникали не без влияния другого греческого слова лимнэ — «залив», «озеро», «болото». В то же время заимствование было связано народной этимологией с русским «ил» и суффиксом «мень» (например, в диалектном узмень — «узкое место»). И, наконец, предполагается, что греческое слово проникло в русский язык через тюркское посредство (половецкое лимэн, турецкое лиман). Об этом, по мнению Добродомова, говорят тюркские топонимы и, в частности, название горы Ильмен-Тау на Южном Урале. Многое, однако, неясно и прежде всего, как слово ильмень попало в тюркскую топонимию Урала.

Есть, однако, и другое предположение, что в основе оронима башкирское слово имен — «целый», «невредимый», «безопасный», «благополучный», то есть толковать надо «Целые горы», «Невредимые горы», «Безопасные горы», «Безвредные горы» (не такие высокие, как другие), или башкирское имэн — «дуб» («Дубовые горы»). Исследователи, отстаивающие эту версию (М. И. Альбрут, Г. К. Валеев, Н. И. Шувалов), указывают, что у П. С. Палласа (XVIII в.) Ильменские горы называются Имен-Тау, а озеро Имен-Куль. Русские, по их мнению, с течением времени сблизили башкирское имен со словом ильмень, которое бытовало в речи русских переселенцев на Южный Урал. Ведь уже Паллас пишет об озерах в оренбургских степях, «из коих нет никакого течения», что их «здесь обыкновенно называют ильменями». Он же приводит и пример — Мергенской Ильмень.

Вторая версия предпочтительнее.

Ишкуль, хребет в северной части Ильменских гор (в 16 км к Ю от города Карабаш). У восточного склона хребта — озера Большой и Малый Ишкуль. Первичен гидроним, который М. И. Альбрут не очень удачно переводит «Похожее озеро» (на что похожее?). Значение этого названия — «Парное озеро», или «Пара озер», поскольку здесь два озера (башкирско-татарское иш — «пара», «подобный»).

Карымка, гора в 12 км к ЮЮЗ от Карабаша и в 8 км к СЗ от хребта Ишкуль. Вероятно, от тюркского имени арабского происхождения Карим — «Великодушный». Ср. еще устаревшее башкирско-татарское карымта — «кровная месть».

Таловский (Большой Таловский), хребет между горой Карымка и озером Тургояк. Назван по реке Большая Таловка, левому притоку реки Куштумга, впадающей в Миасс.

Варганова, гора к СЗ от озера Тургояк. От русского прозвища Варган или фамилии Варганов (варганить — «шуметь», «кричать»).

Пугачева, гора к ЮЗ от озера Тургояк. По легенде, здесь проходил с войском Емельян Пугачев. На Южном Урале много гор, которые память народная связывает с именем предводителя Крестьянской войны 1773- 1775 гг. Русские называют их горами Пугачева или Пугачевскими, башкиры — Богас (Бугае) или Богасты (Бу-гасты), так как в башкирском языке фамилия Пугачев (Пугач) изменилась в Богас (Бугае).

Костроминка, гора к 3 от озера Тургояк. От русского прозвища Кострома, зафиксированного в памятнике XIV в., или фамилии Костромин, которые являются вторичными оттопонимическими наименованиями (от названия города Кострома, известного с XIII в.).

Александровская Сопка, отдельная скалистая гора (845 м) на водораздельном хребте (8 км на ВЮВ от Златоуста).

По-башкирски эта гора, как и вообще водораздельный хребет, именуется Урал-Тау, русские же, как пишет в «Горном журнале» Э. К. Гофман, стали называть ее Александровской Сопкой со времени восхождения на эту вершину великого князя Александра Николаевича (будущего царя Александра II) в 1837 г.

Ицыл, гора на правом берегу реки Большой Киалим в 19 км к СЗ от Златоуста. Высота- 1068 м.

Это название содержит звук «ц», которого нет больше ни в одном из тюркских оронимов Южного Урала, поскольку он отсутствует в местных башкирских и татарских говорах. Очевидно, «ц» здесь вторичное, возникшее из какой-то группы согласных типа «те» или «ее». В исследованиях по геологии и географии XIX — начала XX в., относящихся к району Златоуста, действительно постоянно встречаются написания Иссыл, Исыл; наряду с более редким Ицыл, фигурирующим уже в «Горном журнале», № 1, 1834 г. По Н. И. Шувалову, от башкирского иссиль- «вечный ветер» из-за постоянного ветра на этой высокой вершине. Ср. башкирское исеу — «дуть» и ел — «ветер».

Таганай, или Большой Таганай, хребет к СВ от Златоуста (длина — 20 км). Важнейшие вершины (с севера): Дальний Таганай (1146 м), наиболее удаленный от Златоуста; Круглица (Круглая Сопка), или Круглый Таганай (1177 м), названная так «потому, что она с юга кажется круглой» (Э. К. Гофман. «Горный журнал», 1868, № 4), вершина Круглицы именуется Башкирской Шапкой (по словам Гофмана, «поднимаешься до самой верхушки, которая подобно пуговке возвышается над круглой горой»); Откликной Гребень (1155 м), в мощных, чуть ли не стометровых скалах которого возникает многократное эхо; Малый Таганай (1034 м), или Двуглавая Сопка (не путать с хребтом Малый Таганай). С юго-востока к Большому Таганаю примыкают два небольших хребта, сперва — Средний Таганай, а за ним — Малый Таганай. Они идут в том же направлении — с СВ на ЮЗ.

Традиционно объясняют из башкирско-татарских слов таган — «подставка», «опора» и ай — «луна», как «Подставка луны», «Опора луны». Эта красивая и в смысловом отношении прозрачная метафора встречается, однако, с трудностями грамматического характера: переводить надо «Подставка-луна». Возможно, по этой причине Г. Е. Корнилов (см. «Краткий топонимический словарь» В. А. Никонова) пытается возвести Таганай к башкирскому тыуган ай тау — «восходящей луны гора».

Так как тюркское ай — «луна» нередко употребляется метафорически для обозначения чего-либо красивого, перевод «Подставка-луна» совсем не так неудачен, как это кажется в первый момент. Намного лучше все же толковать не «Подставка-луна», а «Таган-луна», используя и в переводе тюркское слово таган-»треножник (железная подставка для котла на трех ножках)». Образное видение местных татар или башкир нашло в горном хребте Большой Таганай (точнее, в его южной части, где находятся вершины Круглица, Откликной Гребень и Малый Таганай) подобие треноги, тагана, весьма важного предмета стародавнего тюркского быта. Не случайно и П. С. Паллас писал в своем дневнике 2 июня 1770 г.: «Трехглавая (выделено мною.- А. М.) высокая и ныне еще снегом покрытая (гора) Таганай, которая при Ае наивысочайшей щитается горою». Образ этот, видимо, довольно распространен: в Башкирии есть несколько гор с названиями Таган-Тау — «Таган-гора» и Таган-Таш — «Таган-Камень».

Конечный элемент «ай» можно, однако, рассматривать и как древнетюркский суффикс с уменьшительно-ласкательным значением. В этом случае, очевидно, произошло последующее переосмысление суффикса в слово ай — «луна».

В русских документах XVII в. упоминается «Таганаева волость» на левом берегу Белой против реки Бирь. Деревня Таганай (Таганаево) и сейчас существует в Кушнаренковском районе Башкирской АССР. В этом случае Таганай — антропоним, но о его связи с названием горы Таганай ничего не известно.

Назминские (в различных источниках также Наземские, Назимские, Назямские), горы на правобережье Ая к 3 от южной оконечности хребта Большой Таганай (между рабочим поселком Магнитка и Златоустом). На некоторых новых картах — Назминский хребет. У местного русского населения — Назминские (Назьминские) горы.

Может быть, от тюркского имени персидского происхождения Назим — «Устроитель», либо другого мусульманского имени Наджим — «Звезда». Колебания гласных в последнем слоге топонима возникли в русском языке в безударной позиции.

Южная часть Назминских гор называется Евграфовскими горами (от русского канонического имени Евграф или фамилии Евграфов. Н. И. Шувалов называет еще две вершины Назминских гор — Медный Рудник (по находившемуся здесь в XVIII в. медному руднику) и Максимилиановскую гору (Максимилиан), названную в честь герцога Максимилиана Лейхтенбергского, посетившего Южный Урал в 1845 г.

Протопоп, гора, примыкающая с С к Назминским горам (на восточной окраине рабочего поселка Магнитка). От устаревшего русского протопоп — «священник высшего чина». Видимо, метафора.

Косотур, гора на правой стороне реки Ай. На ее склонах расположена часть города Златоуста, первоначально — Косотурского завода.

Встречающееся в некоторых популярных работах толкование «Где стоять», «Место стоянки» (из башкирских слов кайза — «где» и тороу — «стоять»), с языковой точки зрения, неудовлетворительно.

Есть три пути. Первый — связать название Косотур с серией других загадочных наименований на «тур», типа Баштур, Белятур, Силитур (см. Белятур). Второй — не отрицая связи с названиями на «тур», видеть в орониме результат русской переработки под действием таких слов, как общеизвестное верхотура и диалектное косоур — «косая дуга», «косой свод». Показательны также названия скалы Косотуриха на Северном Урале (левый берег Вишеры у деревни Акчим) и реки Косотурка в бассейне Сылвы (Шалинский район Свердловской области). Третий — считать название горы чисто русским, поскольку места эти заселены и освоены русскими уже более двухсот лет тому назад (в этом плане особенно интересны уже упомянутые Косотуриха и Косотурка).

Чувашская, гора на правом берегу реки Ай к 3 от Златоуста. От этнонима чуваш, указывая, что в освоении Урала наряду с казанскими татарами принимали участие и чуваши. На Южном Урале есть и другие названия такого рода: река Чувашка, гора Чуваш-Тау и т. п.

This entry was posted in Топонимика. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *