Случай в лесу, или «Чудеса в решете»

Дело было давно. Где-то в начале 90-х годов мы с женой ходили в поход наТаганай. Целый день мы бродили по таганайским тропам и, наконец, пришли наЗаячью Поляну, через которую проходит Киалимская Дорога, чтобы на ней переночевать.Сейчас этот уютный уголок, находящийся на берегу ручья с «хрустальной»родниковой водой, сбегающей со склона большого Таганая, хорошо обжит туристами.В летнее время он редко остается без гостей. А в то время туристов на Таганаебыло значительно меньше, и поляна эта только начинала обживаться. На ней былотри, или четыре кострища, расположенных по периметру. Посредине стоял деревянныйстол со скамейками, сколоченный лесниками. Сейчас от этой мебели и следа неосталось. Большая часть поляны была покрыта высокой порослью кислицы.

таганай

Мы поставили свою двускатную брезентовую палатку у верхней кромки леса; входнаправили к центру поляны. Как обычно, жена пожаловалась мне на то, что боитсяночевать в лесу, а я, как обычно, внушил ей, что если засветло сюда никто непришел, то уж ночью точно не придет, потому что это невозможно. Сейчас,конечно, и ночью можно добраться до этого места. Туристы взяли на вооружениесветодиодные налобные фонари, а лесники квадроциклы, для которых просека,усеянная валунами, но, тем не менее, гордо именуемая «Киалимская Дорога», всеравно, что Бродвей. Поужинав и посидев немного у костра, мы пошли спать. Былоуже темно. Соседи к нам так и не пришли, поэтому в эту ночь мы сталиединоличными хозяевами «лесной коммуналки».

Ночью прошёл небольшой дождь. Я не раз замечал, что даже в хорошую погодуна Таганае по ночам выпадают осадки. В начале девяностых годов вообще быломного дождей, тем более в Кусинском районе – полюсе влажности Челябинскойобласти, а может быть даже и всей России.

Часа в три ночи меня разбудила жена и испуганно сказала, что на полянекто-то есть. Я, не поверив ей, спросил: с чего ты взяла? Она указала мне на щель,в неплотно закрытом входе в палатку, сквозь которую пробивался свет костра,горевшего на противоположном краю поляны. …?

таганай

Я смотрел на костер, а голова генерировала вопросы, на которые не находилаответы. Кто кроме нас обитает на поляне? Кто и когда развел еще один костер?Почему я не слышал хруста сушняка и стука топора? Мне стало не по себе. Я точнознал, что когда мы ложились спать, на поляне догорал только один костер – тот,который развели мы. Сейчас, после дождя, он наглухо потух. Моя теория о том,что ночью по лесам никто не ходит, трещала по всем швам.

Ладно, думаю я, если существа, соорудившие костер, не причинили нам вреда,когда мы спали, то это добрые существа; их не надо бояться. Беру фонарик,вылезаю из палатки и направляюсь к противоположному краю поляны. Жена идет сзади,крепко уцепившись за мой локоть.

Подойдя поближе, видим, что это и не костер вовсе. Горит обрезок березовогокругляка сантиметров пятьдесят в диаметре и, примерно, семьдесят в длину,лежащего в паре метров от старого, давно потухшего, кострища. Рядом никого нет.Моя голова сгенерировала еще один пакет вопросов. Кто и как смог поджечь такоебревно в сырую погоду (жидкостей для розжига тогда не продавали)? Зачемподжигать бревно, если у него никто не греется и не готовит еду? Еще раз обшариваюполяну лучом фонарика. Кроме нашей палатки и деревянного стола со скамейкаминичего и никого не вижу и, соответственно, ничего не понимаю. «Включаю Дерсу» (ДерсуУзала – охотник, следопыт и герой произведений В. Арсеньева) и вижу, что бревнонасквозь  «прошито» дуплом. С душисвалился камень, и все встало на свои места.

таганай

Видимо в дупле тлел уголек, перекочевавший сюда из костра, некогда,горевшего рядом. Наверное, не один день он дремал здесь, укрываясь от непогоды.Но разгулявшийся ветерок, проходя  сквозьбревно, превратил его в подобие деревянного турбореактивного двигателя. Правбыл Владимир Ильич Ленин: «Из искры разгорится пламя», но, как говорил геройГеоргия Буркова в фильме «Ирония судьбы, или с легким паром», сейчас не обэтом.

Мы увидели горящее бревно с дуплом в тот момент, когда оно еще не успелоразрушиться, поэтому для того, чтобы понять суть происходящего, не нужно былообладать талантом Дерсу Узалы или Улукиткана. А вот если бы оно к моментуобнаружения прогорело  то, как бы мыобъяснили происходящее? Подумали, может быть, что к нам приходил леший, илиснежный человек, или еще что-то в этом роде. Вот так, наверное, и рождаются  истории о чудесах и аномальных явлениях.

This entry was posted in Очерки, рассказы. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *