Михаил Туринцев. Эх, дороги!

Природа сыграла с человеком злую шутку. С возрастом телочеловека дряхлеет, становится слабым и беспомощным, в то время как характер,или, если хотите, душа, сформировавшись  вдетстве, не меняется до самой смерти. Вот и мой тесть, будучи в юностиспортивным, активным и любознательным человеком, остался таким до преклонныхлет, хотя тело давно уже требовало бережного отношения к себе.

Уже не первый год он просил меня взять его на сплав.Отказывать ему я не мог, но и выполнять обещание не торопился. Но три года, втечение которых положено ждать выполнения обещаний, истекали, поэтому необходимобыло что-то решать. Изучив старые генштабовские карты, я предложил тестю план.

Едем до поселка Межевой Лог. Оставляем машину на стоянке.Встаем на воду и с одной ночевкой сплавляемся до деревни Кульметово (ночевкабыла непременным условием тестя). Из деревни Кульметово в Межевой возвращаемсяпешком по проселочной дороге, отмеченной на карте. Карта обещала, что по рекеот Межевого до Кульметово, примерно, 12 километров, а по проселкувсего 3. Три километра по проселочной дороге, как мне тогда показалось, мыодолеем без особого напряга. Ведь двадцать лет назад мы с тестем и по 30 километров за деньпроходили. План тестя устроил, хотя он и посетовал, что, мол, маловато будет,но подключилась теща, и он решил, что спорить не стоит, а то и этот маршрут неутвердят.

10 июня 2012 года мы прибыли в Межевой Лог. Наш багажнасчитывал три «места»: связка алюминиевых труб в чехле, являющихся рамойкатамарана (5 кг),рюкзак с гондолами (10 кг),рюкзак с остальным скарбом, который превращает обычного обывателя в туриста (15 кг). При распаковке вещейоказалось, что тесть взял с собой спиннинг made in USSR во времена генсека Хрущева, пару удочек и коробочку скакими-то рыбацкими причиндалами. Программа похода пополнилась еще однимпунктом – рыбалкой.

Было облачно, но сухо и тепло. В один из первых выходныхлета по реке плыли караваны, состоящие из катамаранов, под бастрык груженых всевозможнымтуристским скарбом, байдарок, каяков и резиновых лодок. На одном из  катов красовался ведерный самовар, щеголяяначищенными боками. Мы тоже спустили своё сплав-средство на воду, чтобыприсоединиться к этому эскорту. Первая посадка на катамаран показала, что семидесятипятилетнемустарику сделать это не просто, но он справился (если честно, не без моей помощи)и мы поплыли.

река ай

Первые минуты путешествия показали, что перспективапросто плыть по течению тестя не устраивает. Спокойно следовать за плывущимивпереди катамаранами он не мог, тем более за теми, на которых сидели симпатичныедевушки. Стараясь вырваться вперед,  онусиленно греб, заставляя меня следовать его примеру. И не дай бог, если экипажобгоняемого нами ката включался в нашу игру… А если серьезно, то я видел, что чувстваего переполняют. И это было не удивительно. Мы плыли, пожалуй, по самомуживописному участку реки Ай. На соседнем катамаране пели песни под гитару, и надрекой плыло всеобщее приподнятое настроение.

К вечеру всевозможные сплав – средства стали прибиватьсяк берегам. Мы тоже нашли уютное местечко для бивака и причалили. Место былохорошо обжито туристами. Через некоторое время нам пришлось потесниться.Припозднившаяся группа из Миасса, в состав которой помимо «речных волков»входили женщины и дети, искала пристанища на ночь. Как говорится, в тесноте, дане в обиде.

река ай

Поужинав, тесть стал разматывать свои рыбацкие снасти,которые последний раз видели рыбу лет сорок назад. Нужно было привязать блеснук спиннингу и крючки к удочкам, для которых в арсенале тестя нашелся один –единственный поплавок. Тесть пытался вспомнить, как привязываются крючки клеске, но это была в принципе бесполезная затея, потому что его плохо гнущиесяпальцы были не в состоянии плести хитроумные узлы. Помогли ребята из Миасса,среди которых тоже был рыбак.

…Улов наш был, не сказать, чтобы большим – один пескарь,сантиметров десять длиной, который после тщательного медосмотра был отправлен впучину вод, набирать вес. В то же время наш конкурент из Миасса сумел наловитьс десяток хариусов. Мы сделали вид, что рыбачить нам не очень-то и хотелось иудалились спать.

Спартанские условия не располагали к утренней неге,поэтому встали мы довольно рано. Стараясь не разбудить соседей, приготовилизавтрак, понаблюдали, как конкурирующая фирма таскает из реки хариусов, и неторопясь поплыли.

Солнце, как и большинство туристов, спящих в палатках, выходитьиз-за туч не спешило. Соревноваться на реке было не с кем, поэтому мы спокойноплыли, созерцая суровую (без солнечных лучей) красоту уральской природы. Вскорепоказалась деревня Кульметово. Тесть осторожно «закинул удочку» с цельювыяснения возможности продолжения водного путешествия, но я, на правах«руководителя экспедиции», твердо и недвусмысленно, чтобы предупредитьвозможный «бунт на катамаране», заявил, что мы будем действовать согласно«утвержденному плану». Наш кат причалил к берегу.

река ай

Солнце сегодня, по всей видимости, тоже решило устроитьсебе выходной. Небо было затянуто низкой облачностью. Сушить шкуры гондол былобессмысленно. Упаковав их, я почувствовал, что рюкзак он стал тяжелее, чем былвчера. Вынув из него все, что было возможно, я взвалил его на плечи тестя – какговориться «любишь кататься, люби и саночки возить». Это шутка, конечно, но яна самом деле, заполнил свой рюкзак доверху. К тому же он и так был в полторараза тяжелее, чем рюкзак с гондолами. Раму я, конечно же, понес сам.

Судя по карте, нам необходимо было выйти на северную окраинудеревни, с которой, резко поворачивая вправо, уходила дорога в Межевой Лог. Длятого чтобы быть полностью уверенным в правильности взятого нами направления, яспросил у встреченного нами аксакала (по виду ему было лет, примерно, 85) какпройти в Межевой. Старик ответил, что идем мы правильно и посоветовал никуда несворачивать. Я был полностью удовлетворен ответом, потому что услышал то, чтохотел, и не стал задавать ему «лишних вопросов» типа: «а далеко ли идти?» А,зря.

река ай

Выйдя за околицу, примерно в двухстах метрах перед собоймы увидели информационный дорожный знак. На нем были указаны расстояния доразных населенных пунктов, в том числе и до Межевого. Подойдя к нему поближе, япрочел надпись следующего содержания: «Межевой Лог – 35 км»! Ни-фи-га-се…!?

Я был ошеломлен, но не удивлен, потому что с такимифокусами я уже встречался. Дороги, нанесенные на карты тридцатилетней давности,когда-то давно перестали обслуживаться и постепенно умерли, а для того, чтобыпопасть в соседний населенный пункт приходится выезжать на, какую ни будь,трассу, находящуюся у черта на куличках. Необходимо было принимать какое-то решение.

Идти по дороге в надежде на попутку я не хотел. Будетпопутка, или нет – бабушка надвое сказала. А даже если и будет, то с такимскарбом нас могут и не взять. Выходя из деревни, я заметил, что вправо в лесуходит набитая машинами колея – может это и есть остатки дороги, указанной накарте? Объявляю, что мы возвращаемся к околице и сворачиваем на эту дорогу. Тестьпокорно соглашается, хотя в его голосе и проскальзывают нотки сомнения.

река ай

Повиляв по лесу метров пятьсот, дорога уходит резко влевои «растворяется» в траве. Что делать? Возвращаться назад не хочется. Принимаюновое решение: «пойдем напрямик через лес, взяв азимут по навигатору.» Тесть неодобряет это решение (он не доверяет новомодным гаджетам), но я убеждаю его,что мы пройдем до Межевого по кратчайшему пути, хотя сам не уверен в том, чтопуть нам не преградит какое ни, будь непредвиденное препятствие.

Пошел мелкий дождь. Трава в рост человека намокла, вместес ней промокли и мы. Тесть начал отставать. Переход по пересеченной местности вымоталего. Тяжелый рюкзак тянет его к земле. В очередной раз оглядываюсь, чтобыубедиться, что тесть идет за мной, а его нет! Где он?! Возвращаюсь по своемуследу и вижу, как он, карабкаясь, вылезает из глубокой колеи, некогдаоставленной лесовозами, которая совершенно незаметна в траве. Увидев, что явозвращаюсь назад, тесть обреченно произносит: «что, заблудились?» Я говорю,что уже совсем скоро мы увидим Межевой, но он не доверяет мне и этообстоятельство не добавляет ему бодрости.

река ай

Я вспоминаю, как где-то на рубеже 80-х и 90-х годов тестьповел меня и мою жену на Таганай. Раньше он ходил туда несколько раз заголубикой, поэтому знал основные направления и тропы между таганайскимихребтами. Три дня мы ходили по горам. За эти дни мы побывали на ДвуглавойСопке, Откликном Гребне, Круглице и на Дальнем Таганае. Пошли к Трем Братьям ина обратном пути заблудились. Тесть тогда очень испугался. Не за себя, конечно,а за нас. Ведь живя в Златоусте, он много раз слышал истории о том, как наТаганае терялись и даже погибали люди. У меня была с собой карта-двухкилометровканационального парка «Таганай», купленная в киоске «Союзпечать»,  и компас. Сориентировавшись, я предложил идтина юг, чтобы выйти к притоку Большого Киалима, который, в свою очередь, выведетнас на киалимскую дорогу. Тесть тогда тоже был не согласен с направлением,предложенным мной, но свой вариант ему подкрепить было не чем и мы пошли на юг.Когда мы вышли к реке он успокоился и потом еще долго хвалил меня за то, что я сумелправильно сориентироваться в лесу. Наверное, в том походе я и подцепил «вирусбродяжничества» с которым до сих пор не может справиться мой организм.

Идем, пробираясь, то сквозь бурелом, то сквозь пучинумокрой травы. Перед нами  открываетсяогромная поляна, за которой низина с густорастущей березовой лесопосадкой. Запосадкой виднеется довольно крутая возвышенность, поросшая соснами, надкоторыми торчат крыши многоэтажек – это Межевой. Но радости на лице тестя я невижу – он устал, а впереди, кроме лесопосадки, еще  и подъем. Но делать нечего – идем.

река ай

Зайдя в лесопосадку, мы понимаем. Что пройти сквозь нее будеточень трудно – слишком уж она густая. Березки в три метра высотой растут однибольшим кустарником, но на пути то и дело встречаются просеки прочищенныебульдозером. Решили пойти по просеке с тем, чтобы выйти из лесопосадки и обойтиеё. Неожиданно просека выводит нас на дорогу, явно, ведущую в Межевой. Минутдесять отдыхаем и идем в поселок. У крайних домов я оставляю изрядно уставшего,но, впрочем, повеселевшего, тестя и налегке иду еще километра четыре по поселкув направлении автостоянки. Часа чрез полтора возвращаюсь на машине.

Солнце все же проснулось и покинуло свое убежище,сооруженное из туч. За время моего отсутствия тесть отдохнул и обсох. Мыпогрузили вещи и поехали домой. По дороге тесть стал «прощупывать меня» напредмет возможности сплавиться еще раз в следующем году. Ведь теперь у него былсерьезный аргумент в пользу возможности такого предприятия – сегодня он неподвёл, пройдя весь намеченный маршрут. Я пообещал ему подумать, потому что,как и в прошлый раз, не мог отказать.

Приехав в Челябинск, я в тот же вечер включил компьютер изагрузил программу «Google Планета Земля» для того,чтобы посмотреть с высоты птичьего полета местность между деревней Кульметово ипоселком Межевой Лог. На космическом фото я отчетливо вижу ту самую дорогу,которая нарисована на генштабовской карте. Я в недоумении: а как же 35 км, ведь здесьже не больше трех с по-ло-ви… И тут до меня дошло. На знаке отсутствовала запятаямежду тройкой и пятеркой. Увеличиваю изображение. Вижу прикрепленную фотографиюна том самом месте, где на реальной дороге стоит знак. Разворачиваю её. На фотодорожный знак без запятой.

Корю себя за то, что не зашел в программу перед походом.Корю «дорожников» за нерадивость, но зла на них не держу. Если бы не было таких«засад» на дорогах, то что бы мы рассказывали друг – другу!


Добавить комментарий

This entry was posted in Очерки, рассказы. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *